Category: психология

mh

(no subject)

Допустим, психоаналитик, вращающийся в литературных кругах.

На работе выслушивает потоки чужого говна, анализирует.

Во внерабочее время встречается с другими работниками пера. С юными дарованиями, например. Юные дарования -- хорошая, гожая почва.

Допустим, встречается ему случайно некто, молодое дарование, про которое кто-нибудь что-нибудь такое сказал, мол, то ли гений, то ли не гений. Но вот встретилось.

Какая такого психоаналитика будет реакция самая первая и естественная?

Ну, натурально, как-нибудь опустить такое дарование. Оно, по предположению, в силу своей юности привыкло к тому, что все о нём отзываются лестно. Вот оно сейчас как раз ждёт, что мы его тоже осыплем блядями и кокаином.

А вот тут мы возмём и ему скажем. Обломаем, так сказать, его во всех его надеждах. Он думает, он гений -- а мы ему возьмём и скажем, что он говно.

То-то он будет озадачен.

Конечно, может случиться, что всё на самом деле не так. Что молодое дарование -- больной, психически и физически изувеченный человек. Что он не только не ждёт, что его осыплют блядями и кокаином, но и вовсе сомневается в своём праве существовать на белом свете.

Разумеется, если бы психоаналитик, вращающийся в литературных кругах, действительно преуспел в психоанализе и сколько-нибудь понимал что-нибудь в людях, то он бы такого человека враз отличил. Но -- нет.

Для нашего персонажа именно что лупить палкой по голове -- значит показать свой статус. Наш персонаж не знает, когда, кому и где позволено лупить палкой по голове в соответствующих традициях. И что делают с теми, кто всех подряд без разбора и какого-либо смысла лупит палкой по голове, он тоже не знает.

Тут надо сказать, что я вовсе не собирался никогда об этом персонаже впредь вспоминать и о нём что-либо писать. Это было слишком давно. Но несколько часов назад у меня высвободилось какое-то количество злости, причины которой улажены, а заряд остался. Куда бы его выплеснуть, спрашивается?

Вот, например, на М.П.Н. Вай нот? Кесарю кесарево, а дерьмо в нужник.

UPD дерьмо в нужник.
mh

(no subject)

Ну вот, про нас написали в газете "Завтра". Причём похвалили. Меня охватило мучительное чувство стыда. Позже поглядел комменты внизу статьи. Там нас поливали говном. Я вздохнул с облегчением.


Нынче ведь как: если ниоткуда не поливают говном в течение слишком продолжительного времени, то начинаешь испытывать смутное чувство тревоги. Не сбился ли с курса? Всё ли правильно сделал?
mh

(no subject)

"...у шизофреника зачастую выстраиваются своеобразные отношения с текстом: он в него "проваливается" (наподобие того, как люди, страдающие синдромом Стендаля "проваливаются" в картины), или, если взглянуть с другого ракурса, текст "набрасывается" на сознание шизофреника, разъедая его шаткую систему границ и представлений о мире, истинность которых проблематична для него самого: он не ищет истины, он ищет прибежища. Мир "как он есть", неопосредованный никакими представлениями, не является для него нейтральной хаотической массой -- эта масса всегда заряжена и крайне враждебна, поэтому нуждается в некотором нарративе, который мог бы обеспечить ей пристойную, терпимую организацию. Нарратив, объясняющий мир, каким бы причудливо-неудобоваримым он не выглядел со стороны неискушённого шизофренией наблюдателя, всё же служит удобным и привычным буфером, отделяющим кишение того, что мы привыкли называть "вещами", от сознания ш. Он никогда не ощущает себя частью мира, но всегда лишь инородным телом, постоянно отторгаемым и постоянно атакуемым. Вторжение любого другого нарратива чревато крушением этой хрупкой, негибкой понятийной клетки, защищающее сознание, как бы лишённое кожи, оболочки, порога: в том месте, где ваше сознание переступает через некоторую границу, не снимая её, как бы из любопытства, сознание ш. абсолютно пассивно, незащищено и полностью подготовлено для того, чтобы быть расщеплённым и превращённым. Ш. можно сравнить с человеком, обладающим абсолютно прямым позвоночником, так что каждый сделанный им шаг вызывает лёгкое сотрясение мозга -- поэтому он крайне осторожен в передвижениях. Апатия, в которую рано или поздно он впадает, есть ни что иное, как некоторая выработанность, невозможность дальнейшей перетряски, безразличие к каким бы то ни было средствам выражения..."
mh

(no subject)

...между тем, письменная речь всегда образуется на поверхности. Она легковесна, как масло и так же хорошо воспламеняется. Если письменную речь можно соотнести с каким-либо чувством, то она больше всего напоминает обоняние: здесь мы имеем дело не с какой-либо предустановленной эквивалентностью (между длинной волны и зрительным либо фонетическим отображением), а с непосредственным восприятием.

разумеется, конвенция существует, но письменная речь при этом осуществляется в обход любой конвенциональности, не выказывая ей пренебрежения, поскольку пренебрежение всё-таки предполагает некоторое знание о своём объекте. Скорее напротив: письменная речь бережно относится к конвенции, но обращается с ней как с нераспечатанным пакетом, о котором у Анкерсмита в связи с забвением: известно, что существует какая-то конвенция, но её условия непрояснены или забыты. Может быть она изменяется с течением времени, нам об этом ничего не известно. Пожалуй, именно эта непрояснённость и делает в конечном итоге возможным то, что кто-то вообще понимает написанное (расспросите любого человека, утверждающего, что он "не понимает, что всё это значит", и довольно скоро обнаружите, что причиной этого непонимания оказывается твёрдое знание условий конвенции). То, что мы действительно можем получить от письменной речи -- урок забвения.

давно замечено, что в какой-то момент, человек, одержимый письмом, начинает читать решительно любой письменный текст вплоть до этикеток на коробочке из-под йогурта, испытывая от этого процесса неуправляемое физическое наслаждение.

известно и другое: человек, которому "есть, что сказать" должен это сказать: ему незачем утруждать себя письмом. Письмо в принципе не предназначено для того, что может быть сказано, потому что изобретено о несказанном. Надписи, которые мы видим на коробочке из-под йогурта, есть способ неправильного употребления письменной речи, потому что распаковывают предмет, желая указать на его глубину, однако глубина лишь тогда является таковой, когда она не явлена. Будучи распакованной, глубина превращается в очередную поверхность, если только нас не сдерживает чувство стыда или вины. Тот факт, что у человека есть тело, обусловленно только тем, что его (человека и его тело) охраняет чувство стыда или вины: уничтожьте чувство стыда или вины и тело исчезнет, как призрак. Тело, в сущности, и есть тот самый субъект, которому делигируется полномочие принимать на себя вину, в противном случае необходимость в нём отпадает. Тело -- то самое не-место, пространство, в котором осуществляется "свобода выбора" (поэтому "свобода выбора" -- всегда удел тех, кому "есть что сказать". Для того, кому сказать нечего, не существует никакой свободы: писать всегда означает находиться в заточении или быть депортированным). Он заточён не в следствие какой-либо провинности, но, напротив, изобретает провинность, чтобы оправдать своё заключение: должны же существовать хоть какие-то основания для того, чтобы он оказался здесь. Иногда вина, будучи изобретённой, отправляется не в прошлое, а в будущее, как это происходит с Зай Атсом: теперь он освободился из тюрьмы, а о преступлении ещё и не помышлял. Это необходимое условие: преступление и наказание всегда разнесены во времени, причём путь от одного к другому должен оставаться открытым -- мы не можем искупить прошлую вину, поскольку -- за редчайшими исключениями -- преступление ни коим образом внутренне не связано с будущим наказанием и всегда приписывается к наказанию задним числом, но наказание, претерпеваемое здесь и теперь, всегда несёт в себе зачаток преступления и это последнее оправдывает его хотябы отчасти. Именно в этом зазоре ("когда нам ещё нечего сказать") проявляется и действует письменная речь.
mh

(no subject)

...поразительное ощущение реальности, полуночной полугород, лишённый жителей. Странно, что меня ещё не убили: это был слэг. Вы знаете, что такое "слэг"? И не дай боже вам узнать: это слишком хорошо, чтобы выжить. Ничего живого, ночь действует, как нейтринная бомба, только одинокие автомобилисты, на которых закон о живом не распространяется. Потом город заливает мягким и тёплым, как масло: начинается утро, но никто об этом не подозревает. Что это значит, вы думаете спросить: шизотипическое расстройство личности, ничего не знаю, пока этот ещё во мне. Этот -- тот, кем бы ты хотел стать, но по ряду не зависящих ни от чего причин --

-- спать под окосевшим фонарным столбом, как пёс, просыпаться. как пёс. На дороге его подобрали менты, но не знали, к чему бы его применить и отпустили с богом.
k&m

УТЕШЕНИЕ СТРАДАЮЩИМ ДЕПРЕССИЕЙ

ох, бляха-муха (опечатался, написал: «ох, бляха-муза»)
стою в метре перед бюстом Кирова (хорошее место, чтобы подумать), жду юзера такого-сякого, не скажу какого, расхаживая нервно по залу, подходит ко мне женсчина средних лет и вручает буклет:

УТЕШЕНИЕ СТРАДАЮЩИМ ДЕПРЕССИЕЙ
избранные выдержки:
«надо сказать, что человеку, испытывающему тяжёлую депрессию и страдающему из-за своих недостатков, трудно поверить, что егог высоко ценит Бог. Такой человек, возможно, отказывается верить в то, что он достоин Божьей любви и заботы. «Сердце наше осуждает нас», -- признаёт Слово Бога. Но это ли главное? Нет.»
Да мать вашу! Не страдаю я от депрессии! Просто морда у меня такая!!
мг
k&m

ТВ-программа

ФИЛЬМ НЕДЕЛИ: Джейн Кемпион. Пианино. (пн. 08. марта, 04, ТВЦ, 23.20)
Абсолютно идеальное кино по всем параметрам. Потрясающие пейзажи Новой Зеландии. Харви Кейтел, Сэм Нил, Холли Хантер (Оскар за эту роль), Анна Пакуин (тоже Оскар). Музыка М. Наймана. Золотая пальмовая ветвь.

(2) А. Звягинцев. Обскур. (пн. 08. марта, 04, РЕН ТВ, 22.45)
Режиссерский дебют неожиданно прославившегося лауреата Венецианского фестиваля. Три короткометражки, одна из них представляет собой якобы психологический (то есть состоящий из бессмысленных длиннот) саспенс, отснятый в минимальном интерьере (кровать). Психологию призваны демонстрировать маникенщица Инна Гомес и фейс Нескафе Илья Бледный, благодаря которому я чуть не отказался от моей десятилетиями любимой марки (а ведь в свое время продукцию Нестле пиарили Маяковский и Набоков, бесплатно причем, но куда им до гениального "ммм...магги!"). Невольно закрадывается мысль, а может быть Возвращение и впрямь такая туфта, как о нем пишут?
(PS К счастью Гомес, еще не оклемавшаяся от "героической" астении, демонстрирует не только психологию. Все баллы, которые я поставил этому фильму - ее).

(7) Ф. Трюффо. Нежная кожа. (пт. 12. марта, 04, ТВЦ, 00.25)
Начиная с "На последнем дыхании" Годара детектив - любимый жанр Новой Волны. Детектив мол позволяет застать жизнь врасплох, показать героя на изломе. Около половины фильмов Трюффо (Невеста, Соседка, Веселенькое воскресенье) сделаны в этом жанре и это не лучшие его фильмы.

(10) В. Тодоровский. Подмосковные вечера. (сб. 13. марта, 04, РТР, 00.30)
Лесков перенес шекспировский сюжет во Мценский уезд, Тодоровский перенес сюжет Лескова в подмосковные генеральские дачи - гектар соснового леса в качестве участка, двухэтажный дом из того же материала. Фирменный стиль Тодоровского-мл. - безукоризненный холодноватый эстетизм вуалирует нагое чувственное мясо криминальных страстей его персонажей. Как всегда великие актеры (Дапкунайте, Фрейндлих, Машков, Феклистов), которым созданы условия для наиболее полного раскрытия.

(10) Ким Ки Дук. Остров. (вс. 14. марта, 04, РЕН ТВ, 01.15)
Корейское, а стало быть физиологически почти непереносимое кино.
k&m

(no subject)

слово "истина", по некоторым версиям, происходит от "естина", то бишь -- "то, что есть". Истина -- есть она. А слово "истовый"? Происходит ли оно от слова "истинный"? А что в таком случае со словом "неистовый"? "Неистовый" -- значит "неистинный"? "Тот, кто не есть в полном смысле этого слова"? Или наоборот -- тот, кто более чем есть, трансцендирующий? Или это опять вульгарные этимологии?
если же рассматривать истину как вечно ускользающий объект пресловутой аппроксимации (неплохое название для книги, между прочим), то на оси координат она должна выглядеть как график параболы. В области положительных значений функции. А неистовство? Тоже как график параболы. В области отрицательных значений функции.
в "Критике чистого разума", а именно -- в разделе "Трансцендентальная диалектика" Иммануил Кант рассматривает ряд антиномий. Но систему трансцендентальных идей строит только для положительных частей оппозиции. Значит ли это, что для отрицательных частей выстроить такую систему невозможно? Едва ли. Просто Кант занимался тем, что ему пришлось больше по сердцу, прямо скажем.
это всё, в основном, для тех, кому придёт в голову шунять меня за пессимизм. А я и не подписывался кого-либо развлекать, между прочим. Хотя выстраивать систему трансцендентальных идей для отрицательных частей антиномий мне влом. Мне тоже гораздо больше нравятся положительные части. Просто при нынешнем раскладе оптимальным вариантом для человека является пессимизм. Я вообще не понимаю, почему пессимизм не превращается в идеологию. Как-то перестаешь испытывать щенячью благодарность за то, что хоть что-то ХОРОШО. Считаешь, что так и должно быть. Ан нет, ничто не должно нам ничего подобного. Скорее наоборот. Тем больше оснований радоваться.
вы ведь не думаете всерьёз, что я недоволен существующим раскладом? Если думаете, значит, не въезжаете в фишку. Именно что я доволен раскладом -- потому что он существует. Уж какой есть, такой есть, а всё лучше, чем никакого. Анна Андреевна Ахматова на сей счёт говорила: "какая есть, желаю Вам другую". Хотя я и не люблю Анну Андреевну. Равно и Александра Блока. А люблю наоборот Осипа Эмильевича:

ГАЗЕЛЛА
Отчего ты всё дуешь в трубу, молодой человек?
Полежал бы ты лучше в гробу, молодой человек!

гейде
k&m

(no subject)

Горечь, снова муторная горечь. Есть две возможности: у одних людей начинается мания величия, когда их слишком хвалят, а у других -- когда их слишком ругают. У последних это, видимо, защитная реакция. Ну, хорошо хоть какие-то защитные реакции остались. Температура поднимается не выше 37. Хоть бы раз: хороший гриппозный жар, забвение, съезжающиеся стены, здоровые глюки борющегося организма, изнурённое пробуждение -- так нет же, какая-то вялая гадость мерно возгорается и мерно угасает в крови. Плюс мания величия. Не, даже не так -- мания ничтожества остального мира. Сартр, "Тошнота", платиновый метр. Причём такой платиновый метр, который всё время растёт. Скоро он расхерачит Палату Мер и Весов к едрене фене и послышится звук, как будто где-то разбили теплицы. А Белый Кролик упорно принимает меня за служанку: Мэри-Энн, Мэриэнн, где мои перчатки? Вот Вам ваши туфли, и вот Вам Ваши туфли (кидает в него туфлями, это из "Пигмалиона", К. почему-то не любит Джорджа Бернарда, а я почему-то люблю). Вы думаете, это бредит малярия? Это было в январе, в некоем княжестве у Озера, Облака, Башни. Всё это какой-то линворд, а хотелось бы кроссворд, крестословицу, как говорил, распни себя на кроссворде, жалкий ум, балующийся цитатками, хочу Пенелопу Крус, причём давно, лет шесть, Тома Круза хочу тоже. Или это бредит атипичная пневмония? Меня однажды пытались расстрелять из пневматической винтовки. Стёкла выдержали. Но знаете, в глубине души мне хотелось, очень хотелось им открыть. На Щелчке, у автовокзала от безнадёжности разговорился с каким-то чеченом, проигравшимся в джекпот, в тайной надежде, что он меня зарэжэт. Но он всего лишь предложил мне у него отсосать. Не, говорю, не хочу. А что, говорит, сделать, чтоб захотел? Ну, говорю, попробуйте повернуть время на трое суток назад, тогда уж так и быть. Можете Вы это? Не, говорит, не могу. Тогда нет базара, и я поехал домой. Но вы этого не можете, не можете, как сказал поэт. И моё лёгкое дыхание не рассеялось в гадком вокзальном морозце. А зря.

гейде
k&m

(no subject)

Вот был такой гениальный испанский режиссер – Карлос Саура, снимал фильмы, преисполненные ритмами фламенко либо вибрациями фрейдизма. А потом взял и увлёкся игрой в Quake. Зря.
Словом, не понравился мне «Луис Бунюэль с Стол Царя Соломона»…
А «Сука любовь» понравилась. Правда, я её вчера не смотрел.
Гейде.