?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: образование

За несколько дней до смерти А. сообщила о том, что посещала какое-то общество, где читают лекции об окончательном устройстве мироздания. Показала мне распечатки из Книги-в-Которой-Все-Ответы, сообщила, что всем предлагается приобрести ксерокс этой книги за две тысячи рублей, я проглядел распечатки мельком, сказал, что это секта и что ей больше не надо туда ходить. Теперь вот, разбирая вещи в её комнате, нашёл эти самые распечатки. Это было вот что: http://www.dkb-mevlana.org.tr/Russian.pdf. А вот форум, на котором обсуждается данная тема: http://www.cirota.ru/forum/view.php?subj=28589. Конечная цель: переход к световому (золотому) телу и бессмертию, стало быть.

Конечно, А. всегда была психически тяжело больным человеком и нередко высказывала суицидальные мысли. Но до сих пор это заканчивалось тем, что я уговаривал её принять таблетки и сходить в стационар. В этот же раз ничего такого не было, она ничего не говорила.

Вряд ли, конечно, за одну лекцию можно уговорить кого-то, пусть даже и больного шизофренией, перейти к световому золотому телу, и всё же...

==

Адепты должны переписывать Истину от руки в тетрадь, это объясняет тот поначалу не вполне понятный мне факт, что среди вещей оказался пакет с четырьмя толстыми общими тетрадями, пачка простых гелевых ручек и одна ручка подороже, с пером и несколькими десятками запасных баллонов с чернилами.

Slade Professor

Друзья, подскажет кто, как корректно выразить на русском такую конструкцию.
В Англии богатые люди учреждают места для преподавателей, например Феликс Слейд учредил профессорскую должность в Оксфорде и Кембридже, и люди, занимающие ее называются Slade Professor.
А как лучше сказать по-русски?
(Обычно просто переводят "почетный профессор", но мне не кажется это правильным, поскольку он вполне действующий, а не почетный, а во вторых нужно отдавать должное буржуям, когда они творят благие дела).

На картинке: Слейд-профессор пропагандирует педофилию среди несовершеннолетних.

Tags:

Фоннатам Школы

Люди! Имейте в виду, Школа с 5-ой серии есть в двух версиях, дневной и вечерней, uncut.

Tags:

Ура! Разум восторжествовал и в магистратуру РАШ будут брать на бюджетные места и специалистов тоже!
Объявление о приеме: http://kogni.ru/news/2008-04-14-146
разросшийся цикламен стелится, загибается, так и сяк укладывается полупрозрачными кольцами согласно заоконному маршруту солнца, ластится к стеклу своими двадцати шестью зелёными осьминожьими присосками. от этого стебель его не прям и не согнут ровным кольцом, а как вьющийся человеческий волос. он не цветёт, видимо, ему сейчас не время цвести.

цикламен почти домашнее животное, можно было бы придумать ему какое-нибудь имя, но лучше называть его просто "цикламен", в конце концов, здесь нет никаких других цикламенов. Герани есть, растрёпанные, козлоногие, совершенно неприличные, деревце граната, говорят, года два назад принёсшее крошечный сморщенный плод, составленный из прозрачных мягких зёрен, точь-в-точь человеческий эмбрион из школьного учебника по биологии на десятый день внутриутробного развития. Положили его на солнышко, на блюдечко, глядишь, дозреет. А гранатовое деревце с тех пор никаких таких не приносило плодов, и никаких других, но всё равно считалось как бы за настоящее растение, какие растут в тёплых странах на воле, а не просто комнатным украшением. Даже денежное дерево было, чей тонкий суховатый ствол закручен мёртвой петлёй, видимо, пытающейся удержать будущее богатство -- а цикламен только один.

ещё там всегда звучала музыка. Медитативная, монотонная, умеющая не столько привлечь, сколько рассеять внимание. Служащие двигались медленно, среди цветов и плавких, нестойких звуков, как прислужницы из поддельного подземного царства. Они занимались тем, что забирали у студентов и преподавателей анкеты и выдавали им готовые пластиковые карты. Х. приходилось там бывать несколько раз, чтобы заменить старую или восстановить потерянную. И каждый раз я испытывал головокружение, и дыхание, перехваченное в каком-то стратегически важном пункте, замирало, и мозг, лишённый привычного кислородного пайка, всё перепутывал, смешивал и терял, так что Х, идиот идиотом, не мог толком объяснить, чего ему надо. Существование этого отделённого от всего остального конгломерата университетских помещений места представлялось маловероятным. Всё, что происходило за его пределами, также теряло значительную долю убедительности, как только Х. переступал порог кабинета. Хорошо, что сеанс гипноза длился недолго, пять, много десять минут, после чего, получив свою карту, Х. выходил в недоумении, и долго потом пытался стряхнуть морок, скуривая одну за другой невкусные, неполезные папиросы без фильтра.
Великий писатель земли Русской и дипломированный гуру рус. яз. и лит. хочет в школу --

"Чуваки и чувихи! Ваш покорный слуга имеет желание с сентября сг пойти работать в одну из московских школ учителем русского языка и литературы. Зарплата не особенно интересует, есть интерес к собственно работе. Хотелось бы ненапряжный график: не более двух классов, лучше старших, для начала без классного руководства. Подскажите, где есть вакансии. Может, кто заинтересован в таком учителе, как я? Образование у меня соответствует, кое-какой опыт работы в школе имеется, ну и вообще - вы меня знаете"

http://yatsutko.livejournal.com/2236179.html
...тогда появились странные игрушки, такие силиконовые шарики, мы называли их "лизуны", по имени одного мультипликационного персонажа. Чуть больше мячика для пин-понга, зелёные или другого цвета. Если со всего размаха швырнуть такой шарик о стену или всякую другую поверхность, то плющится, превращаясь в студенистую лепёшку, вроде медузы. А потом медленно начинает подбираться, пока не вернёт себе первоначальную форму. Так можно швырять его много-много раз и смотреть.

-- И...?

-- Интересно, их ещё делают?

(в конце концов "лизунов" запретили приносить в школу под страхом конфискации. слишком много соблазнов таили в себе все школьные поверхности -- доска, стены, парты. и самим лизунам это было не по вкусу -- от меловой крошки они болели, щербатились, теряли способность восстанавливаться после деформации. но можно было утаить лизуна в портфеле, не приводя в действие -- просто было приятно, что он тут, рядом)

-- мы знали, что они не живые, но что с того? если что-нибудь не живое, достаточно уделить ему немного своей собственной жизни, и оно оживёт. не хуже всех других вещей.

(ах, знали бы вы, знали. а что если ресурсы окажутся небесконечными? что если в конце концов вас ждёт опустошение, великое опустошение? ведь согласно одной неумной легенде, небес нет, потому что они все ушли в землю. когда людей стало слишком много, на их души были истрачены все ресурсы небесного царства -- и небесное царство оскудело. когда кто-нибудь умирает, его душе даже не дают отдохнуть положенные сорок дней, но тут же хватают и насильно приписывают какому-нибудь эмбриону. об ангелах, или архангелах, или такой гигантской растрате матерьяла, как господь бог уже и речи нет -- хватило бы на здешних обитателей. так-то вот, мои дорогие. всего стало слишком много)

любовь и курение и др.

Олег Аронсон (между лекцией и лекцией):

-- Курение -- это способ выяснить, кто тебя любит по-настоящему

*прим. МГ -- правда, этот способ не работает по отношению к курящим: кто знает, может быть они просто нуждаются в компании, чтобы выйти покурить.
*

ещё об этическом релятивизме:

я: Как можно ставить грязные тарелки в сушку?
А: Можно всё!
*

у меня большие трудности с календарным временем: наилучшим ориентиром служат пластинки с симбалтой -- по количеству полных ячеек можно судить о числе прожитых дней.
Итак, в школах необходимо преподавать: астрологию-алхимию-метафизику-теософию-порнографию-демонологию и основы гомосексуализма. Остальное упразднить.
Снилось, что мне отрезали голову. В школе. Потом, правда, пришили обратно. Вот к чему такое снится?

Часть предпоследняя

Ну вот, кажется я благополучно пропустил всё, что хотел пропустить, можно переходить к зелёным листьям на белом снегу, но передо мной на столе всё ещё лежит этот чёртов паспорт старого образца, я раскрываю на фотографии, смотрю и прикидываю -- что, не стать ли мне теперь Ольгой Евгеньевной Лебедевой? А она пусть станет мной. Я знаю, Ольга Евгеньевна, что для Вас это будет шило на мыло, Вы, как я понял, изучая Ваш паспорт, счастливая мать, чёрт возьми, четырёх детей от семнадцати до трёх лет, Вы симпатичная женщина, Вы везли в своё Лунёво школьные учебники, книжку про горные велосипеды, весьмааа пристойную водку Старая Москва -- а я? Что, есть у меня четверо детей? Везу ли я им школьные учебники и книжку про горные велосипеды? И пенал с прыгающей картинкой? Нихуя. Нет, Ольга Евгеньевна, я Вам категорически не советую становиться мной, потому что в моём рюкзаке ничего такого не было, и в жизни моей ничего такого не было, я даже родному брату не привёз карамельку, и вообще нифига не привёз, я даже не купил хлеба, когда меня попросили, стыд мне и позор. Лучше верните мне мою личность, состоящую в паспорте, страховом полисе, записной книжке и чёрных очках, потому что ничего другого, что для личности характерно, у меня просто нет.
Так вот, вернёмся к делу, которое на сей раз состоит в получении страхового полиса. Страховые полисы выдают, знаете ли, на Нижней Красносельской, железный мост, ржавые вагонные крыши, великолепные загогулины рельсов, там, знаете ли, прошли первые два года моей жизни, под этими вот рельсами, огромный перевёрнутый бокал Елоховской церкви, а где теперь керамзитные жалкие украшения витрины, возле которой я от удивления уронил ракушечную игрушку, то ли зайца, то ли белку, а в сидячей коляске ездил уже, как большой. Тоненькие-тоненькие глиняные купола над анонимной для меня церковью, где в моей пропитой башке место для вас, где зависнет голубь под черепной коробкой, как дух святой, где -- да полно, я же сам вчера говорил тебе, Кира, что не верю ни во что, кроме своей грёбанной смерти, милая Кира, но это же гораздо после имело место, а пока что мне сказать, чудесная пергидролевая блондинка в очереди, гобеленовый плащ, венецианочка -- хотелось её называть, рисовать на бежевом фоне стен страхового учреждения чистыми-чистыми красками по сырой штукатурке, как в детстве, или как в церкви, всё это бессмысленно, абсолютно бессмысленно и я роюсь в чужом рюкзаке не без надежды, что в очередной раз он обнаружит в себе мои вещи, но вместо этого нахожу чужой школьный блокнотик, первая запись в коей -- "найдите неизвестный член", хм. Ищу. Не могу найти, у меня отказывают мозги. Школьный же дневник, на четверть заполненный серебряной и золотой пастой, да ещё обращение Владимира Жириновского к детям, чтобы учились, познавали мир и жили настоящим -- за подписью. Господь мой, он прав, трижды прав. Я такая сволочь, что роюсь в чужих вещах, читаю чужие письма и сплю с чужими жёнами, а где бы мне золотой и серебряной пастой написать что-нибудь бесконечно милое, что-нибудь таким вот несуразным почерком Лебедева Олега, седьмой Б класс, я страшно боюсь, что Лебедев Олег пороется в свою очередь в моём рюкзаке, прочитает мою повесть, что в альманахе Вавилон, да и сойдёт с ума, не трогай, Олег, не трогай эту книжечку, это не совсем хорошая книжечка, потому что в ней я, оденет мою куртку, откроет мой паспорт, будет шарить у себя под мышками моим дезодорантом, чего доброго курить мои сигареты, седьмой Б -- самое время, станет таким же мудаком, как я -- нет, пусть всего этого не будет, пусть всего этого никогда не будет, я медленно возвращаюсь в свою память о глиняных куполах, о свежей штукатурке, о потерянной шапке, всякий раз я что-то теряю в москве, в первую очередь -- голову, но что же, я ведь вернулся, Инна бранит меня, говорит, что я сукин сын, читает мою повесть, что в альманахе Вавилон, и опять говорит, что я сукин сын, отмечая, впрочем, что "сукин сын" звучит гораздо благозвучнее, чем "сукина дочь", а я ничего не помню, даже того, что ты мне позвонила, прости меня, я уснул, мне приснился сон, я и его забыл, потом мы всё-таки встретились, на пол часа раньше уговоренного, и первая деталь, за которой последовала вся остальная ты, были круглые серебряные серёжки, такие два блестящих шарика, закачавшиеся неожиданно, потому что ведь оставалось пол часа -- но ты ведь русским языком меня просила никогда и ничего про тебя не писать, так чего же я опять про тебя пишу, а потому, что не могу не писать, вот и всё, а скажите-ка, вы, эмэм, всерьёз это всё делаете? Не вы ли, эмэм, говорили мне, что писать про то, как что-то написал, это уже всеми пропользованный приём, что вы, эмэм, Андрэ Жид что ли? Да, говорил. Но отрекаюсь. А не вы ли, многоуважаемое эмэм, говорили мне, что вводить в тексты метатексты -- это уже тоже всеми пропользованный приём и что делать этого уже, пожалуй, и не следует? Да, говорил. Но опять отрекаюсь. Почему же я всё это говорил? Из зависти перед теми, кто умеет вводить в тексты метатексты и писать о том, как что-нибудь написал. Теперь я раскаиваюсь в своём малодушии и говорю вам, дети мои: вводите в тексты метатексты, пишите о том, как что-то написали, и да поможет вам Бог. Если же он вам не поможет, то вы можете и не делать ничего этого, необходимости в этом нет никакой. Так зачем же ты это делаешь, дерьмовое эмэм? Зачем ты пишешь про меня, когда я тебя просила про меня не писать? -- я буду говорить от твоего лица, потому что потерял своё, вместе с паспортом и страховым полисом, вместе с головой, с совестью, памятью и шариковым дезодорантом, но вот в чём штука:
-- Я искала-искала те стихи, о которых ты мне говорил, но не нашла.
Я сначала не понял, про что она. Я подумал, что она пошла по ссылкам на сайте и сказал, что авторы, каковые мной были когда-то рекомендованы, поснимали свои тексты от омерзения, что я дал на них ссылки.
-- Нет, я хочу сказать, что текст, в котором ты меня обижаешь и нехорошими словами называешь, там до сих пор висит, а где те тексты, в которых ты меня называешь хорошими словами и говоришь, что меня любишь?

Latest Month

April 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow