?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: музыка

Рассказать их нельзя, их можно знать с детства, когда видишь, как ведут себя другие и делаешь так же. Но слов для этого не придумали. Это специально. Если бы были слова, то чужой мог бы их подслушать и запомнить. Они послужили бы пропуском. Но это разрушило бы сообщество изнутри. Оно бы перестало воспроизводить себя и начало производить что-то другое. Как если бы вирус внедрился в тело животного, и оно стало бы рождать уродливое потомство, непохожее на родителей. Поэтому их принципы существования остаются неизъяснёнными. Там много поэтов. Тех, кто умеет описывать неизъяснённое окольным путём, не называя по именам. Но тем, к кому поэты обращают свои песни, уже знают, о чём они, и согласно кивают. Стороннему же наблюдателю эти песни представляются пустым набором звуков, вроде стрёкота цикад. Когда наблюдатель со стороны приступает к описанию, он даёт неизъяснённому имена, чтобы сообщение по ту сторону могло быть прочитано. Неизъяснённое сопротивляется именам. Имена слишком грубы, они замутняют смысл неизъяснённого, сводят его к чему-то крайне примитивному и противному их существованию. Когда такие имена просачиваются в их язык, то он начинает болеть, портиться, делается непригодным для того, чтобы на нём разговаривали. И в этот момент происходит удивительное: всё внезапно замолкает, как будто в лесу, в жаркий день вдруг разом смолкли цикады. Они движутся молча, как рыбы. Слышны только естественные звуки, сделавшиеся вдруг необычайно чёткими. Точно сами вещи вдруг взяли слово. Точно люди отошли в сторону, предоставив самим вещам свидетельствовать о себе и о них. Этот карантин может длиться долго, очень долго. В идеале -- до тех пор, пока наблюдатель, изнурённый ожиданием, отступится. Или сам, утратив дар речи, превратится в одну из вещей. За это время язык очистится, почти как после ангины. Если наблюдатель упорствует и никуда не девается, то происходит так: они начинают оплетать его пеленой слов. Как если бы он сам был одной из неизъяснимых вещей, для которых не существует имён и о нём можно было петь. Как песчинка, застрявшая в складках моллюска, наблюдатель раздражает язык, заставляя его выделять пение, и, весь пеленой этого пения опутанный, делается чем-то вроде мифологического персонажа. И если внимательно присмотреться к их мифологии, то выяснится, что она вся, в общем-то, из таких наблюдателей и состоит. Во всяком случае, наиболее событийно насыщенная часть. Хотя черты их стираются до неузнаваемости и они давно потеряли сходство с самими собой. И вот это знание, скрываемое языком от себя же самого, и есть одна из самых неизъяснимых и неудобосказуемых вещей, малейший намёк на которую вгоняет их в краску. Ведь тогда получается, что и они здесь были не всегда. И они сами, выходит, откуда-то пришли изначально. Как наблюдатели. Когда наблюдать было нечего. А потом стало чего. Неприятно и странно от такой мысли.
Он находится на самой высокой точке близ Туниса, поэтому открываются прекрасные виды на город, озеро и море. По городским законам можно строить только бело-синие дома. Лучше всего на осмотр города выделить целый день, мы еще посетили Карфаген, поэтому много не увидели. Можно часами бродить по улочкам, спуститься к марине и пляжу. В Сиди Бу Саиде есть музей Дар ал-Аннаби, типичный дом, с различными комнатами, двориками и террасами, с верхней террасы потрясающий вид на город и окрестности. Вообще такого типа музеи крайне интересны – арабские дома извне могут произвести удручающее впечатление – кубическое строение с минимумом окон грязного цвета, но для арабов как раз ценностью является то, что внутри. Там открывается целый мир - сложная система помещений, богато украшенных, с калейдоскопом различных материалов, цветов и фактур. Вход – 3.5 дин, фото 1 дин. бесплатно дают мятный чай и туалет (а это фактически два динара). Еще есть музей Дар Энейма Эззара, вилла барона Дерлангера, коллекционера музыки и инструментов (1912-22). Иногда там проходят концерты. Также мы не дошли до маяка, с, не сомневаюсь, прекрасным видом.
Альбом: sidi_bu_said



Просмотреть Сиди Бу Саид на карте большего размера

А с вашей т.з. какой город на Земле самый прекрасный?

И еще такой вопрос, мне кажется, что не мешало бы создать сообщество на тему "Как правильно юзать планету Земля". Ну что-то вроде Lonely Planet, но (1) на русском языке и с ориентацией на нашего путешественника и (2) с постоянной корректировкой информации, поскольку за год все значительно устаревает, и бумажные издания в принципе оказываются неточными.

Tags:

Мюриэль Морено

в течение семнадцати лет, наверное, меня мучил один вопрос -- как зовут солистку группы "Ниагара".

казалось бы, это очень простой вопрос, но ответить на него мне никто не смог. Потому что никто про группу "Ниагара" уже не помнит, и правильно делает, потому что ничего такого особенно хорошего в этой группе нет, кроме того, что я о ней думаю в течение семнадцати лет.

солистку зовут Мюриэль Морено. Такое имя можно до бесконечности перекатывать во рту, как карамельку, его не убудет и не прибудет. В сущности, оно звучит довольно вульгарно.

может быть, если бы я его узнал семнадцать лет назад, то так бы и проходил всё время, повторяя: "Мюриэль Морено, Мюриэль Морено", как безумная машинка, и к настоящему времени давно бы достиг самадхи.

а так пришлось всё выдумывать самому.

имя, повадки, среду обитания. где-то на сто двадцать втором уровне я уже забыл, с чего я начал. У неё были абсолютно красные волосы и она полулежала на дереве, кажется, именно с этого.

upd. http://www.dailymotion.com/video/xd1kt_niagara-pendant-que-les-champs-brul

Latest Month

April 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow