Category: лытдыбр

mh11

дыбр

Всегда приятно в новом году сделать что-то, чего прежде никогда не делал. Ну, скажем, я сегодня в первый раз в жизни пылесосил потолок.
kb

(no subject)

Анна Меликян. Русалка. Русская Амели, имеющая целью всем понравиться. Насколько удалось вообще, трудно сказать, но мне понравилось, равным образом и фестивалям, особенно нашим многочисленным "Фестивалям фестивалей фестивалей", осыпавшим режиссера и исполнительницу главной роли многочисленными же призами. С признанием зрителей пока хуже; у ЖЖ-версии фильма (http://mermaid-diary.livejournal.com/) аж целых 67 френдов. Фильм сделан по самым научным рекомендациям НИИ диетологии: трагизм и комизм, цитатность и оригинальность, реальность и фантазия, романтизм и натурализм смешаны в идеальных пропорциях, украшенные словом "о***тельно", произнесенным ровно один раз. Но особенно удалась Алиса, удивительно очаровательное существо, дефицит которых остро ощущается как в кино, так и в реальности. Конечно, некоторые вещи немного смущают, скажем, не очень вяжется образ задерганного продавца участков на Луне, летящего аж в Волгоград "подписать важный контракт", с роскошным лофтом на Лубянке. Но может быть я просто отстаю от жизни вдали от истоков путинского изобилия. Или боянистый анекдот про "чупа-чупс для удовольствия".
mh

лытдыбр

никаких гендерных проблем, кроме проблем карьерного роста, давно не осталось
*
кроме башни из чёрного дерева есть же ещё яма с гнилой водой. это не следует выпускать из виду. кстати, между башней и ямой нет никакой суши -- и с этим нас, пожалуй, не стоит поздравлять
*
-- пропущено --
*
-- который раз за день спрашиваю совета, но всякий раз в ответ: "небеса сейчас не могут услышать вас". в конце концов допросилась до того, что ответили.
-- ну и?
-- ну, знаешь такую гексограмму -- "отстань, у нас сейчас обед"?
*
-- ну, а ты поставь себя на его место. -- да мне вообще по жизни чужого не надо.
*
-- и тогда она отодвинула холодильник -- а там целое гнездо. И разбегаются -- по ногам, по линолеуму, везде. Она тогда взяла баллончик с серебрянкой и всех их побрызгала -- ничего потом не осталось, всё под серебрянкой, на лопате выносили. А потом этой же серебрянкой покрыла всю арматуру, все трубы, вентиляционную решётку. Тарелки, ложки, вилки. Одежду. Обувь. Всё. Увлеклась, короче.
mh

падения

когда окурок, брошенный с верхнего этажа, на секунду разрывает ночь, следует загадать какое-нибудь глупое и необязательное желание

*
ночью с антресолей со страшным грохотом вывалилась двухсотпятидесятиграммовая жестяная банка из-под нескафе. Из расплющенной её черепушки выкатились здоровенные шурупы, шайбы, гайки и мой собственный левый молочный клык. Я хотел почистить клык над раковиной и его утянуло в трубу

*
я сижу и дописываю фразу о том, что во многих примитивных культурах было принять закрашивать зубы чёрным лаком, чтобы как можно меньше походить на диких зверей. В это время К., искавший в кладовке дрель, приносит и ставит передо мной почерневшие медные щипцы для орехов в виде треногого оскалившегося волка.
mh

(no subject)

третий день как болею посерёд сессии. Поневоле поверишь, что насморк есть истечение мозга.

просто обидно после всего, что в этом году со мной приключилось, бесславно закончить своё обучение из-за банального ОРЗ.

*

ну хорошо. Малиновский пишет: самое страшное оскорбление, которое существует у тробрианцев --
"твоё лицо твоей сестры". Иначе говоря, "ты похож на свою сестру". За такое могут и убить.

вообще сходство с родственниками по материнской линии считается чем-то настолько недопустимым, что его просто не видят. Зато сходство с отцом является весьма почётным и приятным, хотя никакого понятия о роли отца в появлении потомства тробрианцы не имеют и сама эта мысль им представляется верхом нелепости.

наивысшая форма изъяснения в любви у тробрианцев -- "у тебя лицо кросскузины", т.е., самой подходящей женщины.
mh

(no subject)

...звонок далеко заполночь: приходи погладить шиншиллу.

чуть не согласился.

*
...в их языке преобладали прилагательные, описывающие тактильные ощущения. Даже названия цветов указывали на то, каков на ощупь предмет, окрашенный им: так, дневное небо было твёрдое, а на закате размягчалась, прозрачное описывалось как "клейкое и вязкое", зелёное -- в виде исключения -- как горькое. Красный был липким и густым, для оранжевого специального слова не существовала. Все глаголы так или иначе были связаны с процессом поглощения: нога ест землю (ходить), глаза едят реку, рыб, человека (глядеть), быть съеденным (умирать или рождаться), съедать полностью (убивать), съедать (съедать), быть съеденным на время (спать). По утрам небо голодно и к полудню, проглотив все тени вещей, отвердевает, к вечеру вещи наращивают новые. По ночам небо ест души людей. Утром всё начинается с начала.

Души -- то же, что и тени. Преступление, совершённое ровно в полдень, не считается преступлением и не наказывается. К ночи души разрастаются так сильно, что покрывают собой всё пространство: ничего невозможно разглядеть. Душа -- не то, что сам человек: принято считать, что в тёмное время суток действует не человек, а его душа. Душ меньше, чем людей, поэтому на одну душу приходится до двенадцати человек.

Голодом они называют и рождение, и смерть, и совокупление, и солнце. Голод не принадлежит людям или душам, но действует самостоятельно. Голод всегда один и тот же, но может охватывать все виды вещей. Он не может быть определён на ощупь и сам не имеет вкуса. Голод одновременно спит в одной и пробуждается в другой части мира. Поэтому он не имеет имени, но сам лежит в основе всякого имени. Человек, когда он охвачен голодом, считается одержимым божеством.
mh

(no subject)

наутро пил
фенотропил

(мы понимаем, что "наутро пил \\ ноотропил" фонетически лучше, но зато фенотропил фармакологически гораздо эффективней, так что пожертвуем благозвучием во имя практической пользы)

а пока он на меня совершает своё благотворное воздействие, буду радовать вас Брониславом Малиновским:

"Одна женщина, по имени Каравата, родила белого какаду, который улетел в заросли кустарника. Однажды Каравата отправилась на огород, велев своему kasesa(клитору) присмотреть за kumkumuri(земляной печью). Kasesa отвечает самоуверенно: "Kekekeke". Но белый какаду всё видел с куста: он слетает вниз и поражает клитор, который жалобно выкрикивает: "Kikikiki", -- и опрокидывается навзничь, а какаду тем временем поедает содержимое земляной печи. <...>

На следующий день Каравата опять говорит своему kasesa: "Давай поймаем свинью, возьмём ямса и испечём себе всё это в земле". Опять она снимает свой kasesa и оставляет его присматривать за печью, а kasesa, как и прежде, самоуверенно произносит: "Kekekeke". Опять тот же белый какаду слетает с ветки, поражает kasesa, который с жалобным "kikikiki" опрокидывается; и опять какаду съедает содержимое печи. На следующий день женщина говорит: "Я пойду на огород, а ты как следует присматривай за едой". ""Kekekeke", -- отвечает kasesa, но всё, что случилось в два предыдущих дня, повторяется снова, и Каравата с её kasesa умирают от голода".

вот так печально закончилась эта история. Не доверяйте самоуверенности kasesa, дамы, иначе вас ожидает бесславная голодная смерть.
mh

лытдыбр

...снилось, что несколько раз вытаскивал из головы свой моск и мыл его водичкой. При этом я и сам понимал, что делаю что-то не совсем нормальное. Состояние у человека с вынутым мозгом эйфорическое, перед глазами плавают радужные сияющие пятна, сердце сладострастно трепещет. После промывки мозги заметно лучше соображают.
k&amp;m

(no subject)

и вообще кризис способности суждения (в кантовском смысле): это когда ты точно знаешь, что, если замачивать цветное бельё с белым, то оно полиняет, или что если скушать много паркопана (а хоть бы и мало), то будет очень херово, и другие прописные истины -- и при этом совершенно не в состоянии воспользоваться этим знанием. т.е., всё равно замачиваешь цветное бельё с белым и кушаешь паркопан, полагая, что именно в этот раз оно не полиняет и что станет не херово, а, напротив, зашибись как хорошо.

поэтому боишься зашиваться. ведь если будешь точно знать, что, выпив, тут же отправишься на тот свет (если он ещё есть, этот тот свет), то всё равно, когда приспичит, выпьешь, и не для того, чтобы отправиться на тот свет, а по недостатку способности суждения.

вообще писать во втором лице чрезвычайно занятно. как будто есть такой маленький-маленький ты, глядящий снизу вверх на солидного мохноногого такого тебя же, свой собственный как будто братишка-сестрёнка-смоляное чучелко. только, говорит, не бросай меня в терновый куст, а глаза хитрющие. в какой-какой такой ещё куст? а у самого подбородок отваливается и вместо глаз бляшки с орлами. маленький, а уже мёртвый.

подцепил пса на улице, накормил бубликами. у псов глаза человечьи, глаза влюблённого болгарина. вкусный душный запах псины, сочные блохи подмышками. я бы пса к себе, пожалуй, приютил, но шерсть и, потом, их еда вызывает омерзение. вы были когда-нибудь на бойне? сходите, там чудо как хорошо. голые беззащитные туши раззявили животы, просят кушать, вздетые на крюки. и вас так взденут, взрежут, избавят от утомительной ноши кишок и всяческого непотребства, станете лёгкие, голые, полые улыбки. шучу. никто вас не тронет.

я в последнее время даже имена их не спрашиваю -- зачем мне их имена? проходите, проходите и не задерживайтесь. зайчики. имена -- это на что отзываются, а зачем бы мне их звать? если, говорит, долго смотреть на бездну, то бездна смущается и краснеет, вот какие глаза. а паркопан действительно редкостное говно, я даже не понимаю, кто первый придумал, что его есть можно. какой-то враг народа. если как следует постараться, то можно им внушить, что дибазол едят и они дибазол есть будут и испытывать от этого неземное наслаждение. а те, которые выше, подсуетятся, внесут дибазол в список А и немедленно изымут из свободной продажи. помню, в школе, когда проходили эпидемии гриппа, приходили чужие, хорошо пахнувшие врачи и, как облатку, вкладывали в наши рты дибазол. чужие врачи нравились, к ним хотелось прижаться и увезите меня отсюда, тётенька, тошно здесь. у них были тёплые окольцованные руки и извиняющие улыбки с золотом. они уходили и никогда не возвращались теми же самыми.
k&amp;m

лытдыбр утрешний

некоторые люди, когда не в духе, колотят тарелки.

я же, как человек одновременно порывистый и прижимистый, гну вилки и ложки. сперва все посгибаю, потом разгибаю. и результат налицо, и хозяйству никакого ущерба. кроме того, столовые приборы приобретают едва уловимое невооружённым глазом своеобразие.