?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: искусство

Aug. 22nd, 2011

Прекрасная Женя Риц написала текст про нашего любимого художника Ахмеда Тайеба бен Хаджа. Всем очень советуем съездить в Сусс к нему домой.
http://novostiliteratury.ru/2011/08/kolonka-avtora-evgeniya-ric-4/

Загадка

А знаете ли вы, кто эта симпатичная барышня?



Ответ под катомCollapse )
Предметы, не отбрасывающие тени

-- Не отбрасывают тени. Или отбрасывают, но совсем маленькую тень. Стало быть, солнце светит прямо на них, или почти прямо. Нет причин отбрасывать тень, когда светят прямо на тебя. Во всех иных случаях следует достичь абсолютной прозрачности, а это абсурдно. Ангелы не отбрасывают тень, поскольку сами тени. Голографические изображения. Их употребляют, когда хотят что-нибудь сообщить героям. Обыкновенно какие-нибудь хорошие новости. Для плохих новостей у них особая порода, слабо отражённая в иконографии. То, что принято называть "маской скорби". Их все боятся и ненавидят, хотя, в сущности, это просто машины. Или, быть может, именно за то, что они просто машины, а хотелось бы проблеска чего-то человеческого. Прежде для этого действительно употреблялись люди, но они слишком быстро изнашивались, так что их заменили на эти штуки. Я сам несколько раз видел такую, хотя об этом не очень-то прилично говорить. Её, должно быть, скопировали с какой-то малоизвестной статуи, во всяком случае, ритуальной маски. Она приблизилась прямо к моему лицу, так что я смог заглянуть в отверстия для глаз и увидеть то, что должно было произойти. Это ещё не самые плохие новости, подумал я, потому что, говорят -- хотя, как было сказано, об этом не очень-то прилично упоминать -- некоторые видят там мрак, темень, ничто. Вот это действительно плохие новости. Да, так вот, тени. Что-то в них есть от ангела, бесплотность, лёгкость, способность занимать положения, человеку недоступные, взлетать, колебаться, преображать форму отбрасывающего их предмета, делаться огромными, двоиться, троиться, перекрещиваться, исчезать без следа и вновь воскресать. Они могут то, чего мы не умеем, они умнее нас. Все в детстве с ними играются, а потом вырастают и как бы забывают. А не стоило бы.
возле входа в Измайловский Лесопарк портативный рыночек выходного дня, в неглубоких недрах которого плохо прячется палатка садово-парковой скульптуры. Гномы, полуобнажённые полуантичные дамы, сидящий дог, доходящий до плеча среднего роста человеку. В этом апофеозе дурновкусия чудится нечто грандиозное, будто это накомодные безделушки, нехитрые сувениры для великанов среднего достатка, замерли на земле в ожидании будущих покупателей, которые вот-вот появятся из зарослей, раздвигая локтями верхушки сосен.

вместо этого покупали нежный, осьминожистый зелёный лук со слезящимимя головками, какими в былые времена извлекали из утроб человеческие эмбрионы. Те пытались поиграть со скользкими щупальцами, принимая их за близнеца-гибрида, и не могли отцепить едва намеченными пунктиром пальцев кисло-сладкий, брызжущий щиплющим соком ус.

след серых камней

-- Она не любила людей, просто не выносила. Она любила собак. У неё всегда жили эрдель-терьеры -- и только эрдель-терьеры. Была художница. Мне рассказывали про её картины -- там были серые камни, только серые камни, больше ничего. Но если посмотреть под одним углом, то они выглядят мрачными, тяжёлыми, занимающими всё пространство холста. А если немного под другим, то они были серебристые, как бы пронизанные мерцающим светом. А вместо подписи маленькая стилизованная фигурка эрдель-терьера. Она со мной была в каком-то очень отдалённом родстве, не знаю, никогда её не видел.

-- Почему?

-- Ну, я же всё-таки отношусь к виду хомо сапиенс сапиенс. В том смысле, что не эрдель-терьер, ей, наверное, было бы со мной не интересно знакомиться. С этого же я и начал -- она любила только эрдель-терьеров.
Эти картины тревожили его ум с детства. Тогда они попались на развороте журнала, назначенного на растопку, он просматривал, раздирал на страницы, комкал, скомканное отправлял в узкий, пропавший пеплом лаз. Понравившиеся картинки вырезал и наклеивал на картонные обложки общих тетрадок по нелюбимым предметам, любимые быстро разваливались.

Сразу поражало освещение. Источник света не угадывался ни в пространстве полотна, ни за его пределами – он находился в самих изображаемых предметах. Как будто они только что сгустились из газово-пылевой массы и теперь сверкали мерно и тускло, в любой момент угрожая погаснуть. Это создавало ощущение, словно бы они были гигантскими, но увиденными со значительного расстояния, гораздо больше тех, с которых были срисованы или придуманы, или что они постоянно друг с другом перемигиваются, как звёзды в ночном месте, и в этом состоял тайный ужас, потому что звёзды не перемигиваются, но мы так о них думаем, и тут остаётся лазейка для предположения, что, когда мы на них не смотрим, они это всё-таки делают, и непонятно в конце концов, живые они или нет. Чашки, яблоки, рыбы, люди и объекты из жести равно обладали способностью быть источником света и не уступали друг другу никаких преимуществ.
и т.д.Collapse )
Смотрел, не появилось ли чего нового из спектаклей на трекере, и походу составил список "Десять лучших спектаклей на торрентс.ру". Надо сказать, что задача была очень сложной, записи хороших спектаклей очень редкая вещь. Классики, Некрошюс, Гинкас, Додин не представлены вообще. Поэтому некоторые позиции достаточно спорны, но лучше не было. Список именно из театральных постановок, телетеатр (а там много Эфроса, Казакова), не учитывался. Позиции в списке значимы. Дополнения приветствуются.
  • П. Фоменко. Одна абсолютно счастливая деревня. (вообще Фоменко довольно много).
  • А. Васильев. Серсо. Платон, государство.
  • П. Брук. Махабхарата.
  • Ю. Любимов. 10 дней, которые потрясли мир.
  • С. Женовач. Белая гвардия.
  • К. Серебрянников. Господа Головлевы.
  • Р. Стуруа. Макбет.
  • Н. Чусова. Гроза.
  • О. Табаков. Матросская тишина.
А по Культуре сейчас балеты Иржи Киллиана

правила чтения

с определённого момента для того, чтобы получать от чтения художественного текста хоть какое-то удовольствие, требуется совершать некую процедуру анти-семиозиса. Очистить его от всех отсылок, аллюзий и реминисценций. Или, во всяком случае, упорно делать вид, будто их не замечаешь.

в образовавшемся сухом остатке остаётся шанс встретиться с речью другого. и вот с этой-то речью оказывается непонятно, что делать. она совершенно не функциональна, более того, отторгает любое "присвоение" или интерпретацию (поскольку любая интерпретация оказывается лишь частью потенциально бесконечного интерпретативного ряда -- но нечто должно "противостоять", "уравновешивать" неразличимость этого ряда, оставаясь абсолютно непрозрачным. и в то же время это надлежит к прочтению)

в этом его парадокс: текст написан, следовательно, он должен быть прочитан, а значит проинтерпретирован, и, стало быть, разрушен. и в то же время именно для того, чтобы иметь возможность быть прочитанным, он ни в коем случае не должен быть прочитан. либо прочитан таким образом, который изначально предполагает случайность и произвольность любого соединения. Например, можно по нему гадать -- но только при условии того, что гадающий не очень-то верит в гадание.

мы по-прежнему сохраняем иллюзию того, что литература может стать источником некоторых сведений, реальных либо вымышленных. быть вписанной в ту или иную траекторию взгляда. взгляд застывший лишается способности смотреть. Спросите у человека, вперившегося в одну какую-нибудь точку в течение длительного времени, на что он смотрит -- и скорее всего получите в ответ: "ни на что", более того, и на вопрос, о чём он при этом думает, скорее всего будет ответ, что ни о чём особенном. Это момент "зависания", однако же, не отменяет восприятия: нельзя сказать, что "невидящий взгляд" слеп, что человек в это время ничего не видит -- он просто никуда не смотрит.

можно просто и прямо сказать: литература существует ни о чём -- упрёк, который часто можно услышать в адрес того и этого. можно, однако, повернуть его другой стороной и спросить: а почему, собственно говоря, она должна быть о чём-то? Действительно ли художественное произведение может быть надёжным источником сведений об исторических реалиях, социальной ситуации, психологических типах или хотябы личности автора? давно и хорошо известно, что литература, когда берётся о чём-либо повествовать, неизменно лжёт, в особенности тогда, когда пытается быть абсолютно искренней. Существуют гораздо более достоверные источники сведений. В случае, когда автору действительно есть что сказать, мы, как правило, имеем дело либо с плохой литературой, либо с литературой, хорошей вопреки тому, что автору есть что сказать. ведь если он действительно может сообщить нам нечто новое и оригинальное, то лучше ему было бы воспользоваться для этого менее затейливой формой высказывания, которая помогла бы избежать двусмысленности в понимании. нет, это самое о чём-то, или сообщение следует вовсе опустить не читая. В чистом остатке нам остаётся немного -- некоторая постоянная величина кривизны, то, что со стороны восприятия можно назвать оптикой, а со стороны литературы стилем. здесь, разумеется, никогда нельзя говорить о чистоте восприятия, но лишь об установке или стремлении к такой чистоте: дело не в том, что текст ничего нам не сообщает, но в том, что он, вопреки всему (в том числе вопреки воле или неволе автора), стремится ничего нам не сообщить. В этом некоторая неразрешимый и в веках повторяющийся драматизм чтения (установка на "детское" или "примитивистское" видение, допустим, сама уже давно обрела некоторый почтенный и имеющий свою историю и традицию канон).

Ролан Барт, Сад-I

"Впрочем, деньги у Сада выполняют две различные функции. Сперва кажется, что они играют чисто практическую роль, делая возможными покупку и содержание сераля: в качестве такого инструмента деньги не заслуживают ни почтения, ни презрения; остается лишь забота о том, чтобы их отсутствие не стало помехой либертинажу: так, в Обществе Друзей Преступления предусмотрена скидка для двадцати малоимущих людей искусства или литераторов, которым "общество, в целях покровительства искусствам, вознамерится оказать такую честь""

Виппер Б.Р. Проблема и развитие натюрморта. – СПб.: Азбука-классика, 2005. – 384 с.: ил. – ISBN 5-352-01258-9 – 5000 экз.
Борис Виппер защитил диссертацию «Проблема и развитие натюрморта» в 1918 году в Московском университете, но лишь в 1922, в Казани, вышла монография, до сих пор ни разу не переиздававшаяся.
Книга не только искусствоведческая, но скорее поднимающая проблемы философии искусства, ее вполне можно поставить в один ряд с работами Флоренского, Мерло-Понти, Хайдеггера. Знаменитому замечанию Мерло-Понти «Сезанн пишет не яблоки, а яблоками», превратившемуся в интеллектуальную игру («А чем пишет Кафка? А Хармс?»), предшествовало: «Кубисты, которые непосредственно продолжают Сезанна … не изображают предметы, но изображают предметами» (С. 60).
Проблема натюрморта – это проблема пространства, и, шире, мировоззрения. Поэтому большая половина книги посвящена периоду, когда натюрморта, как такового, вовсе не было; раздел о первобытном искусстве по объему не многим меньше разделов о классицизме или барокко.


Степанова М.М. Физиология и малая история. [Книга стихотворений]. – М.: ФНИ «Прагматика культуры», 2005 – 88 с. ISBN 5-98392-011-1 – (тир. не указан)
Физиология, согласно энциклопедическому словарю Брокгауза и Эфрона, наука, занимающаяся изучением различных процессов, происходящих в живых телах или организмах. Заманчиво было бы противопоставить последнюю книгу Степановой четырем предыдущим, в которых изучались скорее процессы, происходящие в экстатических, статурных, призрачных телах, умервщленных Большой Историей. Появление обнажено-лирического «Я», в противовес балладным маскам, «разным авторам», которыми писались предыдущие книги. Но вообще размышляя об этой книге чувствуешь себя сотрудником Генштаба, беседующим с марсианином, который «и способствует следствию слабо // и коверкает русский язык» (Г. Дашевский).

К.
Эксклюзивная публикация рассказа Марьяши Эвтаназия на сайте Т.М..

Г. Хельнвайн. Песня I. 1981. Картон, акварель. 160х116. Частное собрание. Австрия.

ТВ-программа

СОБЫТИЕ КИНОНЕДЕЛИ: Ретроспектива шедевров советского кино 60-ых по Культуре, вт-пт, 11.05 - (10) А. Кончаловский. История Аси Клячиной. (10) А. Тарковский. Андрей Рублев. (10) Л. Шепитько. Крылья.

Ретроспектива Н. Губенко: (10) Из жизни отдыхающих (ОРТ, 29.01, 12.20), (9) И жизнь, и слезы, и любовь (ОРТ, 30.01, 12.20).

(10) Р. Быков. Чучело. (Культура, 01.02, 18.00).
Единственный фильм, поднимающий до сих пор практически абсолютно табуированную тему травли, происходящей в любом детском коллективе, вызвавший в 83 году невероятный общественный резонанс, предвещая тем самым эпоху "гласности". Успех фильма был обусловлен не только темой, но и его художественными достоинствами, в первую очередь игрой Юрия Никулина, на долю которого редко выпадали драматические роли, и невероятно удачным выбором на главную роль 11-летней К. Орбакайте.

(10) Бр. Дарденны. Сын. (РЕН-ТВ, 01.02, 00.15)
Педагогическая поэма братьев Дарденнов, непременных фаворитов последних каннских фестивалей. Дерганная "догматическая" камера служит исключительно размалыванию какой бы то ни было глубины (психологической, метафорической, метафизической). Забавно, стоит только камере по случайности застыть, и возникает эффект ГЛУБИНЫ! Но в целом сильно. Мир без бога, без субъекта - чего безуспешно пытался достичь Гордон в "Пастухе своих коров".

К.
Иржи Килен и Маргарит Вильямс. Знаки воды. Телефильм с участием контемпорериденсгруппы NDT III, проделывающей всяческие манипуляции с водой.
Н. Рощин. Пчеловоды. Спектакль Центра им. Вс. Мейерхольда. По мотивам Босха и Брейгеля.
В. Непомнящий. Тысяча строк о любви.
С. Ростоцкий. На семи ветрах. (1962) Просто фантастика как далеко не лучший совецкий режиссер ухитряется снимать дым, пыль, руины, игру света, то есть такую первичную чувственную художественную материю. А какие реснички и глаза! Или наступление весны. Пик ап совершенно умопомрачительный, нигде круче не видел и один из лучших стриптизов. Главный образ – дома, двухэтажного, но монументального за счет съемок снизу вверх и контрфорсов во всю высоту, напоминающих корни. И отношение его со Светланой Ивашовой (Лариса Лужина) двойника? души? даже сложно подобрать слово. Вальс К. Молчанова. Сценарий Галича. Пилявская, Тихонов, Заманский.
И еще я понял, глядя Свободу слова, что мой идеал женщины - Юлия Латынина (когда она не зачесывает гладко волосы и не одевает однозначно мужской костюм с галстуком)!

На следующей неделе:

  • (10) В. Непомнящий. Тысяча строк о любви. культура 1600 пн-пт
    Авторская программа об известном сексуальном гангстере (с) Пушкине.
  • (10) А. Довженко. Земля. культура 1105 2010
    Украйиньске поэтычнэ еротычне кыно. Такы яблука пид дожжем. Така суцильно гола Юлия Сонцева (дружина Олеся Довженка) хвылын десьять по хати гасае як скаженна. Сплошное изобилие короче всяческой плоти, взращенной щедрой землей Украины. Наташа Королева и Виа Гра отдыхают!
  • А. Куарон. Большие надежды. рентв 2210 2110
    Автор знаменитой трагедии И твою маму тоже.
  • (7) Макс Фербербек. Эми и Ягуар. культура 2220 2510
    Ничего особенного, просто приятно всегда смотреть, как четыре обалденные еврейки-лесбиянки занимаются трансвестизмом. Особенно трогательно, что они это делают в 1943 году в Берлине, в котором гомофобия была немногим ниже, чем в современной России. Актуально, короче.
  • (10) Уэйн Вонг. Дым. дтв 2130 2510
    Фильм не так давно два раза шел и я уже писал о нем. Кто не посмотрел - обязательно!
  • (8) Дэвид Финчер. Семь. россия 2335 2610
    Классный триллер создателя Бойцовского клуба. Спейси супер.


К.Б.

Босиком по стеклу

Достоевский начинается с Portishead. Тендряков - с Ленинграда.
Девятиклассники играют выпускников 70-ых годов. Наверное сверстников их родителей.
Окна 70-ых: ночь перед выпуском, шесть одноклассников решают откровенно сказать все, что они думают друг о друге.
Сексуальность 70-ых: "Два года я боялся даже дышать в твою сторону".
Стирптиз 70-ых: Было очень жарко, после экзамена по математике, девочка решила искупаться голой и совсем не спешила одеваться.
В центре актового зала школы номер 2 парта и несколько стульев. Зрители по периметру за партами. На партах - сирень.
На сцене людно, шесть главных персонажей и большая танцевальная группа. Девочки в черном с цветными шарфами. Как всегда великолепные хореографические вставки, перемежающие действие.
Имена актеров остались мне неизвестными.
Дети играют на пределе. Просто играют, как играют дети (в салочки).
То, что в Переславле живет настоящий режиссер (Наталья Викторовна Пантелеева), удивительно, но не очень. Но как ей удается зажечь в детях огонек, чтобы они ТАК играли ТАКОЕ? В детях, которые в конце концов вырастают.
Название спектакля: "Мы научимся жить".
Два спектакля, зрители - сами актеры театра, их друзья; много четырех-пятиклашек, на которых действо едва ли рассчитано. В город со Чкаловского возвращалось не больше пяти зрителей. Потом поездки, фестивали, победы и все.
Больше я этого не увижу никогда.
В середине действия дети уронили граненный стакан, разбившийся в мелкие дребезги. Ничуть не смутившись совершенно органично собирают осколки, продолжая играть. Недоумение: так задумано? Едва ли; мальчик, собиравший осколки, лижет порезанный палец. Недоумения рассеиваются, когда девочка, изображая стриптиз, снимает обувь и оставшуюся часть спектакля босиком ходит по полу, на котором поблескивает стекло.
К.Б.

Курент музик: Сплин:
Люди кричат, задыхаясь от счастья,
И стонут так сладко и дышат так часто,
Что хочется двигаться с каждой секундой быстрей...

Арт-галерея

А такие же как я, только по другому ведомству, открыли в Переславле арт-галерею, выставка-продажа, плюс если надо отдых тысяча рублей в сутки с художниками, я даже не спрашиваю, в каком смысле. Потому что вот люди, торгуют картинами. Всё-таки неисповедимы пути брэндов: две картины — по золотому фону (Климт), разбегаясь в орнамент, крутосваренные круглобокие барышни, или барыни (лубок?) — типа нашим и вашим, но обоим — не долее чем за два часа чистой работы чистыми цветами. Или копия пуантилиста Синьяка в технике масло масляное. Или копия масла масляного "Девятый вал" в технике псевдопуантилизма. Это не я ли из времени, потребного на прочтение, переделанный в протяженность и разрушенный спектр? Отвлекся. Но если уж шпателем, то живопись не то что рельефна, а барельефна. Графика, наверное, хороша, плюс бесперспективные пейзажи, не от незнания, а все от недостатка то ли времени, то ли надежды. Разговор в дверном проёме: ни одной машины даже не проехало, а ведь воскресенье.
Словом, соберётесь торговать душой — продавайте оптом и чтобы деньги вперёд.
М.Г.
Ну о поэзии я не говорю.

А проза? Можно ли составить топ-тен?
1. Ф.М. Достоевский. Неточка Незванова.
2. М. Цветаева. Повесть о Сонечке.
3. Коллет. Про гимназисток, не помню названия.
4. А. Шепелев. Echo.
ВСЁ???
(Меклину и Горалик не предлагать!)

Кино:
1. А. Вайда. Девочка Никто.
2. В. Хитилова. Маргаритки.
3. Л. Мудиссон. Ёбаный Ёмоль.
4. Ф. Кауфманн. Генри и Джун.
ВСЁ???

К.Б.

Latest Month

April 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow