?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: город

Jul. 30th, 2008

Иду к метро. Довольно-таки быстро, особенно на перекрёстке, ибо светофор. Преодолев означенный светофор, вдруг слышу за спиной женский голос:
-- Прямо как Дзержинский идёте!
Оборачиваюсь. Мужик за рулём микроавтобуса улыбается и кивает: да, мол, именно вы. И именно как Дзержинский.

остаток пути до метро пребывал в глубоких раздумьях.

метро. душно.

в вагоне метро две девушки лет шестнадцати-семнадцати с кукольными кукурузно-жёлтыми обстриженными волосами.
На голове той, что выглядит младше, помещается небольшая тёмно-серая крыса. через некоторое время откуда-то, кажется, из складок её тела появлется вторая небольшая тёмно-серая крыса и начинает взбираться по плечу. вторая девушка с кукурузно-жёлтыми волосами достаёт из воздуха третью небольшую тёмно-серую крысу и кладёт её на шею первой девушки. Две девушки и три крысы: на протяжении всего пути до станции метро ВДНХ они совершают взаимный обмен, состоящий в перебегании крыс с одной голой руки, по другой, подчинённый какой-то неясной логике. Внимание пассажиров медленно переключается с журналов и мобильных телефонов на девушек и крыс. Тёмно-серая шерсть и светлая кожа. На станции метро ВДНХ они сходят: девушки направляются к выходу, крысы, ограниченные в своих передвижении пространством тел своих хозяек, хаотически движутся по их плечам, изредка наскакивая друг на друга и вновь разбегаясь.
он не помнил, как туда попал. вроде бы сперва они пили, пили, и произносили какие-то слова. слова не были призваны что-то сообщить, потому что ведь все, кто там были, всё и так уже знали, что им нужно для успешного осуществления жизненного процесса, а другим интересовались умеренно, отстранённо, не желая ни перенимать эти навыки, ни каким-либо образом к ним отнестись, а так, из любопытства. И так было приблизительно нормально, пока у кого-нибудь действительно не возникнет в чём-либо разительной потребности, но такое, слава ларам, случалось не часто. И это его вполне удовлетворяло, потому что никому не хочется быть предметом чьего-либо слишком пристального внимания, а лишь некоего рассеянного и абстрактного,  и, в общем, любой из находящихся там индивидов, мог быть с лёгкостью заменим любым другим находящимся там индивидом без особого ущерба и сожаления.

и вот он ушёл оттуда, как ему казалось, в лёгком подпитии, то есть, он чувствовал себя нормально и все члены тела более-менее слушались его, как и положено, до какого-то момента, и просто-напросто вдруг образовался какой-то прорыв, что ли, в восприятии, и тут мы бы могли проставить много прочерков, звёздочек или каких-либо других  условных знаков, которые, как и всё остальное, давно уже стали общими местами, в принципе, как и всё, что мы говорим, но в этой общности и следует искать, может быть, и смысл, и оправдание, коль скоро кому-нибудь понадобилось бы оправдываться, так что с лёгкостью можете вообразить себе, что здесь они есть по умолчанию. что можно сказать про пустоту, когда ничего нет, если там действительно ничего нет?

и вот в следующей серии он вдруг обнаруживает себя в каком-то совершенно незнакомом интерьере, где стены из щербатого кирпича, пол из бетона, и в бетонном полу проделана дырка для отправления естественных надобностей, то бишь, для того, чтобы туда срать. И рядом два человека, переговаривающиеся на каком-то непонятном языке с невовремя с точки зрения человека более или менее европейского восходящими интонациями. Как будто они всё время о чём-либо спрашивают и друг другу отвечают вопросом на вопрос. И он, с перепоя воображая, что находится в мире непонятных явлений, известных из теленовостей и других сомнительных источников информации, представляет тут же, что находится в зиндане, потому что именно так с его точки зрения и должен выглядеть зиндан. Тут мы скажем, что зиндан выглядит немного по-другому, для как бы его успокоения, как если бы мы тут же и присутствовали при нём, и кто-то другой, не мы, но, вероятно, более осведомлённый, вероятно, в этот момент с ним рядом находится, потому что он скоро, минут через мы не знаем в точности сколько, но, с его точки зрения, много, соображает, что вовсе здесь не зиндан и его персона вряд ли представляет собой нечто, могущее заинтересовать возможных платителей выкупа. Да и окружающие его люди скоро перестают говорить на непонятном языке и начинают, хоть не без греха, говорить на понятном:

"ты кто?" -- спрашивают. И он им приблизительно сообщает, кто он таков. И интересуется, зачем он здесь. Они ему отвечают: " ты лежал на земле, мы тебя подобрали". Он спрашивает: "зачем?".  Они мнутся и от заминки очень экспрессивно отвечают, что,  кабы не они, то кому он вообще сдался. Он возражает в том смысле, что и сам себе не очень-то сдался, а им-то и тем паче. Некоторое время они препираются, причём люди, говорящие на непонятном языке, периодически переходят на свой, им, но только ему непонятный язык и начинают на нём яростно взаимодействовать.  В конце концов о чём-то договариваются и один, тот который моложе, говорит: ладно, ты иди. Он спрашивает: "где я?" и "как мне отсюда выбраться?".  Тот, который моложе, говорит: я тебя выведу. И они вместе поднимаются по небольшой цементной лестнице вверх, туда, где он предполагает свет, но там оказываются тьма, фонари и неизвестные строения. Они выходят на улицу, где свет от фонарей и никакого движения. Тот, который моложе, говорит: куда тебе идти? Он отвечает: "домой".  Но дом его далеко, пешком не дойти,  да и как туда ему дойти, если карта города плутает и сбивается, а метро давно закрыто. Тот, который моложе, говорит: "хотя бы поцелуй меня", и он его целует, но без особого энтузиазма, потому что хочет домой, а не туда, где пол бетонный,  в полу дырка, закрывающаяся на камень, подвешенный на верёвке, и говорят на непонятном. Он целует его, разворачивается и идёт. Идёт, идёт и идёт, долго, в конце концов падает от изнеможения и ложится на газон.  потом дальше прочерки, прочерки и прочерки. Мы уже о них говорили. потом внезапно его тревожат менты. Они спрашивают, зачем тут спать, на газоне. и откуда он вообще. Он говорит, откуда, показывает документ.  Они внимательно изучают документ и признают, что это не их район. Спрашивают: что с ним делать? Он честно признаётся, что сам не знает, что с ним делать. В конце концов они его отпускают и высаживают в указанном им месте. Место ему не знакомо. Там, как это обычно бывает у нас в летнюю пору, зелень. Он дожидается открытия метро и едет домой, постоянно проезжая ветку вдоль, но в конце концов добирается туда. Там он спит и после просыпается, думая: "живой. хорошо".

ааааааааа!!!!!!!

http://www.youtube.com/watch?v=qBXr15K2uSc

не умею описать словами то, что там вытворяется. сами смотрите.

* за ссылку спасибо konstantin_kar

снилось, что в Москве построили альтернативный метрополитен для франкоговорящих

Напоминаем

что завтра в 19-00 в Авторнике вечер K&M

Приглашаются все.

В помещении Библиотеки # 27 Адрес Новодевичий пр., д.10
Проезд до станции метро "Спортивная" (выход из последнего вагона от центра).

Latest Month

April 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow