k&m (mariannah) wrote,
k&m
mariannah

Category:

к предыдущему

чем, на самом деле, человек выдающий себя за что-то отличается от человека, этим чем-то на самом деле являющегося?

что, в сущности, такое "социальная роль", если не умение становиться чем-то, выдавая себя за него, выдавая себя ему? м.б. "непритворное" отличается наивностью, способностью полного отождествления себя с некоторым образом, привнесённым другим извне, как с имманентной и сущностно характеризующей? внутри непритворного нет никакого различия между внешним и внутренним, никакого зазора или экрана, "непритворное" органически вписано в мир социального, ни в чём ему не сопротивляясь. Даже в тот момент, когда оно готово устроить бунт, то бунт этот всегда носит характер неудовлетворённости ролью, которую ему предлагают играть, но не маской, которую непритворное считает своим лицом. Непритворное не понимает, что роль -- лишь функция маски, что маска -- лишь символическое обозначение роли. Бунт непритворного простодушен: оно хочет сохранить маску, но изменить правила игры. Иногда внешнее делает вид, что идёт ему навстречу, подыгрывает, предлагает другую маску и другую роль на выбор: пусть-ка посмотрит, каково это. Иногда оно ведётся на это, иногда оно выигрывает -- но лишь в рамках заданных правил, правила остались неизменными. В основе этого, вероятно, лежит страх бес-форменного, без-образного (ведь без-образное безобразно, в нём уже что-то, выводящее из порядка человеческого в мир вещей как таковых, вещей без имён, одичавших и несущих угрозу) Знать, что маска -- не лицо, что она лишь орган коллективной речи, что её можно снять и надеть другую ("лицемерить"), и означает "перейти на сторону вещей". Вещь не имеет лица, вещь -- это то, что стало чистым зрением, не преломлённым через видение себя самой. Сам процесс человеческого видения -- это взгляд, падающий на мир других, отражённый от собственного образа, созданного взглядами этих других. Попытка прорваться к вещам, минуя посредника, угрожает разрушить лицо, дезориентировать, утратить способность координировать движения -- и это вызывает в нас чувство ужаса. А-морфное сознание это уже как бы другая форма жизни, враждебная миру людей. Оно и в самом деле враждебно, даже если глядится дружелюбно -- дружелюбие это направлено не на маску, не на лицо, а на такое же а-морфное внутри лица, то самое, что в нас самих вызывает страх перед собою самими, от чего мы пытаемся избавиться, заслониться, поскольку маска глядит одновременно и наружу, но и внутрь. А-морфное в пределе всегда представляет горизонт разрушенных форм, тотальное обесформливание и расчеловечивание, поэтому оно всегда отделено в социальном как своего рода нечистота, последняя граница, "земля врага".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments