k&m (mariannah) wrote,
k&m
mariannah

Category:

миф о пещере

Б. Бертолуччи. Мечтатели. The Dreamers
Великобритания - Франция - Италия, 2003
в ролях Майкл Питт, Ева Грин, Луи Гаррель, Джон Гилберт
115 мин.

Этот самый нашумевший фильм последнего времени вызвал у кинообщественности довольно стереотипную реакцию – недоумения. Констатировали странную натянутость сюжета, ходульность персонажей, примитивность диалога. Высказывалась мысль, что Бертолуччи высмеивает свои левацкие взгляды конца 60-ых (ниже приводятся характерные цитаты из статьи Дмитрия Десятерика «Контрреволюционер», http://www.russ.ru/culture/cinema/20040317.html). С констатацией вполне можно согласиться, но не с негативной оценкой. Мне представляется, что эти квазинедостатки фильма на самом деле являются его достоинствами.

Для Бертолуччи парадигматичным является платоновский миф о пещере. Платон изобразил нечто вроде кинотеатра, в котором прикованные к креслам зрители созерцают происходящее на экране, не подозревая, что это лишь кажимость, проекция чего-то более реального. Сотериология платоновской философии как раз и заключается в поиске движения к реальности. Этот миф излагается в самом знаменитом фильме «Конформист», герой фильма (Ж.-Л. Трентиньян) пишет о нем работу. Однако этот же миф проявляется в самом сюжете фильма. Герою кажется, что он в детстве убил клеющего его педофила (Пьер Клементи). Не в силах вынести мук совести, страшась исповедаться, герой замыкается в пещере конформизма (фашизма) – состоянии, в котором с человека снимается личная ответственность, устраняется «химера совести» (с) Геббельс. Конформист может не задумываясь выполнять любой приказ, поскольку ответственность лежит на приказывающем. В конечном итоге герой убивает своего учителя, видного антифашиста. Однако в тот день, когда союзники вошли в Рим и пала пещера фашизма, в которой грезил о своем величии итальянский народ, разрушилась и пещера личного конформизма персонажа, встретившего среди толпы внезапно прозревших римлян того самого педофила, живого и здорового.
«Стратегия паука» изображает пещеру революционной мифологии. Прославленный герой в реальности оказывается предателем, и в движении к этой истине заключается фабула фильма.
В «Двадцатом веке» двое друзей детства оказываются в разных социальных пещерах – крупных землевладельцев и батраков. Это два разных мира, из которых невозможно выйти на некое единое поле реальности, фундирующей компромисс. Единственное, что остается – это непримиримая борьба.
В «Последнем танго в Париже» изображаются пещеры мужского и женского.
В «Под покровом небес» герой-композитор стремиться выбраться из пещеры европейской цивилизации в обнаженную пустыню, в которой небо и земля, боги и люди образуют четверицу бытия. Не выдерживая напряженности открывшейся ему реальности, герой гибнет, однако его жена перескакивает из европейской пещеры в пещеру торговцев-бедуинов.
В «Последнем императоре» герой живет в пещере Запретного Города, однако затем ему предстоит оказаться в гуще исторических событий.
В «Ускользающей красоте» героиня стремиться вырваться из пещеры своей инфантильности, желая отыскать своего реального отца, и тем самым обрасти второе рождение.
В «Осажденных» герой редко выходит из роскошной квартиры-пещеры, увешанной гобеленами и картинами. Героиня полностью погружена в раздумия о судьбах своей родины и репрессированного мужа. Весь фильм они стараются обрести контакт (интерсубъективную реальность).
В «Мечтателях» мифология пещеры эксплицирована наиболее ярко. Персонажи фильма практически живут в киномире. Происходящее на экране для них подлинная реальность, а жизнь (опять в роскошной квартире-пещере!) представляет собой копирование. Именно для демонстрации этого служат упомянутые натянутость сюжета, ходульность персонажей, примитивность диалога. Одновременно брат и сестра находятся в инцестуозной пещере своего сиамского близнечества. Апофеоз пещеры – пещера в пещере – сооружаемая в квартире палатка, в которой, как в утробе, засыпают пьяные и обнаженные Метью, Изабель и Тео.
Кстати, в том, что жизнь подражает Идеям, мы убедились на своем опыте. На следующий день, после того, как мы созерцали в «Мечтателях» акцию протеста против смещения Анри Ланглуа с поста директора Парижской синематеки, состоялась аналогичная акция на пушкинской площади, против приватизации графом МихАлковым помещений «Музея кино».
К.Б.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments