k&m (mariannah) wrote,
k&m
mariannah

Category:

Метонимия или метафора?

В гуманитарной науке один из иррациональных страхов "смешивания" и "загрязнения" - боязнь спутать метафору и метонимию. Это принципиально разные вещи и ничего среднего быть не может.
Но есть масса случаев, когда метафора еще не отделена от метонимии и такие случаи как раз гораздо более интересны, чем написание текстов, сверяясь со словарем юного литературоведа.
Это прежде всего архаические тесты, в которых вообще не было метафор; золотой - значит исключительно сделанный из золота. Потом, когда этот предмет делается из других материалов, о по инерции называется "золотым". То есть метафора результат инерции мышления, отделяющегося от изменчивого мира.
Часто смешение метафоры и метонимии происходит в периоды аномии, например, революций. Два текста из повести Гладкова "Цемент" (достаточно случайных, с первой открывшейся страницы; то, что автор, как полагают, типичный соцреалист, в данном случае плюс, значит он это делал не специально):
"Пока еще на свиней и на коз нет ущемления. Если охота, разводите с ними антимонию. Придет час — мы их пролетарским манером живо кувырнем, как буржуазию… А теперь — пожалуйста… можете хоть любовь с ними крутить"
"Мы — производители цемента. А цемент — это крепкая связь. Цемент — это мы, товарищи, рабочий класс."
"— Товарищи!.. Насчет баб я ничего не страдаю… Ну, только бабы как есть равноправные существа и так и дале… а молодые — чтоб в поводырки… Пущай поучатся немного… тут надо бороду в председатели.
— А где же у Чумалова борода?.."
Буржуазия - козы, пролетариат - цемент - это метафора или метонимия? "Кувыркнем коз как буржуазию" - "подобно буржуазии" или в "качестве буржуазии"? В этих случаях или в пределах одной фразы или двух (хотя, отметим, фразы выделяются условно, многоточиями) либо один образ можно рассматривать и как метафору и как метонимию, либо в одном предложении слово употребляется в качестве метонимии (мы - производители цемента), а в соседней - уже в качестве метафоры. Козы и похожи на мелких буржуев и являются частью мелкобуржуазного мира, пролетариат и крепок, как цемент и цемент часть пролетарского труда. Однако здесь как раз обнаруживается принципиальная разница между метонимией и метафорой, существенная, а не внешняя как в характеристике этих тропов в словаре. Метонимия возникает там, где происходит прямое описание положения дел (Мы — производители цемента.), но как только мы воспаряем в умное небо идеологии, метонимия превращается в метафору (Цемент — это мы, товарищи, рабочий класс.) Здесь как раз ухвачена некая точка бифуркации, в которой, собственно, решается будущее России. К счастью, персонажи Гладкова еще не утратили способность скептически относится к метафорам и превращать их в метонимии: "Тут надо бороду" (борода - метафора ума, опыта, независимо от того есть ли борода в реальности; бородой может быть и баба, раноправное существо) - "А где же у Чумалова борода?". Но затем поледовало торжество метафоры, господствующей в сталинском искусстве. Собственно, можно сказать, что революционное искусство базируется на метонимии, сталинское - на метафоре.

Вопросы:
1. А вам что больше нравится, метонимия или метафора?
2. А вы можете привести образ, в котором соединялись бы метафора и метонимия или который трудно было бы однозначно счесть тем или другим?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments